Жертва Армагеддона | Компромат Самара

Жертва Армагеддона

20 сентября 2016, 04:01

В среду вечером в государственной областной филармонии то ли кандидат в депутаты Самарской губернской думы, то ли губернатор, то ли ряженый лектор «времён борьбы с космополитизмом», забывающий, как членораздельно произносить слова и складывать их в элементарно вменяемые предложения, дал очередной, уже не сосчитать какой, сеанс предвыборного административного камлания. Помните знаменитую эпиграмму Валентина Гафта, иногда приписываемую Александру Иванову? «Как не остановить бегущего бизона, так не остановить поющего Кобзона». Вот так же и с гражданином Меркушкиным. Которого не в состоянии остановить даже прибывшие в Самару мониторинговая группа СПЧ, член ЦИК и миссия ОБСЕ.

После скандальных перлов про Галину Старовойтову и долги по заработной плате работникам дочерних предприятий АвтоВАЗагрегата глава региона на этот раз удержался от новых сенсационных откровений. Кроме, условно говоря, одного. Или, как он метко выражается, одного-двух. Так, по версии учёного-футуролога Меркушкина, если бы Мордовия проголосовала пять лет назад, как Самара, то России уже не было бы. Совсем-совсем. Но, слава тебе, Николай Иванович, Мордовия страну спасла.

В остальном же губернатор мучительно повторил отработанный, уже расшифрованный «Засекиным», но от этого не менее косноязычный «праздничный предвыборный набор» про злокозненный Запад. ЦРУ и его агентов в Самаре и Самарской области. Расчленение нашей страны. НАТО и Сороса. Аллена Даллеса в переводе Анатолия Иванова. Подогревание и раскачивание. Раскачивание и подогревание. Полигон западных технологий на территории губернии и огромные деньги, чтобы подорвать опорно-оплотный регион во главе с Меркушкиным. «И поэтому ЦРУ решил бить по Самарской области. И им надо любой ценой». И снова про вскрытие кремлёвской электронной почты, почты Министерства обороны и Крыма, а также приравненной к ним по стратегическому значению электронной почты областного правительства. Естественно, отобранной ЦРУ группой. Другая отобранная группа «своих» отрабатывает деньги Госдепа, беспощадно и лживо критикуя человека с «мордовским панцирем» и его маховик созидания. Если так дело дальше пойдёт, то нас всех непременно расчленят, раскачают и подогреют. Спасти от этого наступающего на Самарскую область ада может только сплочение в единое целое с властью, с командой губернатора и лично с губернатором. После неразрывного сплочения необходимо осознать страшные угрозы и пойти голосовать. И, самое главное, проголосовать правильно. Если 97 процентов проголосует за власть Меркушкина и «Единой России», мрак отступит, всё сбудется и встанет на свои места.

Публика в филармонии собралась, как назло, местами интеллигентная и в очках. Бурчала, не вовремя посмеивалась, что-то явно госдеповское выкрикивала со своих филармонических кресел. А потом и вовсе предательски начала покидать уютный концертный зал.

Когда пошёл третий час предвыборных изнурений и испытаний на верность власти, то есть команде губернатора, в зале осталось не больше трети самых сознательных и независимых от дяди Сэма граждан и гражданок.

«Если вы не поймёте, не осознаете, то нас раскачают», — взывал к лучшим чувствам собравшихся человек в панцире. Поддержите партию и правительство, будем сильны, как никогда. «А иначе мы будем всегда подметать, подмывать за ними, а сливки будут снимать они. Запад». Раскачивающий, подогревающий Запад.

«Самарская область лидер по СПИДу. Почётно это? Почётно? Это почётно. Скажите, почётно это?», — как Дон Кихот бросал в лицо редеющей бездушной толпе Николай Меркушкин. А потом опять рассказывал про паводок в Мордовии. Про то, как ему в Кисловодск позвонил президент. Как вся Мордовия по зову Меркушкина отдала в 2012 году за Путина 83,8% при явке в 97%. И пострадавшим в Мордовии от паводка компенсировали всё, «вплоть до гнилого забора. Получили намного больше, чем они потеряли». А ведь паводок был и ниже. Но другим регионам вплоть до гнилого забора не компенсировали, потому что они голосовали неправильно. Потому что «нельзя плевать в тот колодец, из которого воду пьём, когда не голосуем за власть. Это Черчилль сказал, что если не пришёл голосовать, не имеешь ни морального, ни юридического права что-либо требовать от власти».

И опять про то, что написано в брошюрке местной «Единой России», изданной тиражом 777 тысяч экземпляров и гордо именующейся «Слушать, Слышать и Поддерживать друг друга. Команда Губернатора». И ладно бы сам цитировал по дырявой памяти. Так нет, поднял с кресла сердобльную тётеньку и заставил её читать смешной, но мракобесный текст. И дрессированная женщина читала. Читала. Наверное, у него там, откуда он приехал, сие в порядке вещей. Или возомнил себя Рамбалем-Кошо из французской киноленты «Игрушка». За гранью добра и зла. Он бы, саранский спаситель России, и Ницше каким себя вообразил бы. Но не читал. Оракул — не читатель, оракул — вещатель…

Впрочем, что мы всё о политике, да о политике. Инкогерентная, простите, условная речь Николая Меркушкина по-прежнему обладает неслыханными эстетическими возможностями и художественно-выразительными достоинствами. Это поистине новое – после Гоголя, Зощенко, Платонова, Хармса, Строчкова, Сорокина, после соц-арта и постмодернизма, после Пепперштейна и Черномырдина –контуженное, но живое русское слово. Вы только вслушайтесь, вчитайтесь в ещё один дословно расшифрованный «Засекиным» кусочек вчерашней, сладостной филармонической речи Николая Ивановича с неотменимым во веки веков «мордовским панцирем».

Николай Меркушкин, губернатор Самарской области:

— А когда была Болотная и качали страну. Когда было 46% у партии власти, и другие уже брали верх, четыре региона проголосовали близко к этой цифре, в том числе там, где я работал, и получился 51 процент. И в стране политическую ситуацию застабилизировали. Хоть они уже пытались и Кремль брать. И всё-всё-всё, уже и цепи рвали омоновские. И если бы проголосовали все, как Самара, мы бы сейчас не рассуждали уже, будет страна или не будет, её бы уже не было. И вы бы уже не таких наркотиков, наркоманов никуда бы уже не возили. Не было бы уже. Потому что все уже почувствовали запах крови. И на этот запах крови.

Поэтому ты можешь быть во всём поддержан. Мы же самарцы, вы проблематичные, умные люди. Я вам могу задать вопрос, почему президент страны сюда ни разу не приезжал в Самару? Приезжал один раз при мне, когда я ему несколько раз приглашал. При мне. И когда первый раз тольяттинцы, первый раз в Самарской области была поддержана партия власти. В Тольятти на выборах. За двадцать пять лет первый раз. Приехал. У других там, у соседей наших он был, где пять раз, где семь раз, где пятнадцать раз. У нас ни разу. У нас ни разу! И мы должны задуматься вот. Потому что каждый приезд президента страны, каждый приезд — это ж возможность решить очень и очень многие проблемы…

И вы. Вот недавно в Кремле, губернаторы там ещё, пять-шесть губернаторов, один большой начальник, не президент, но большой, в общем, начальник говорит: «Вот пока Николай Иваныч с поднятой головой ходит там по Кремлю, по правительству. Но он ходит с такой головой, потому что у него пока мордовский панцирь». Скоро, говорит, этот мордовский панцирь сотрётся. И посмотрим, с какой, насколько поднятой головой будет ходить по коридорам власти.

Вот если Черчилля слова вы услышали: не ноет, не имеет права что-либо просить у власти. И если мы так поступим, ты точно будешь вот с такой головой по разному объяснять, если что-то надо сделать. А если за тобой 97 процентов, ты требуешь. Понятно. Требуешь! Потому что говоришь, а как я этому народу в глаза буду смотреть?

А вот полемика, которая произошла между нами. У меня же совесть будет чиста. Если мы не сделаем одно, второе, третье, я буду помнить ваши очки, ваше лицо. И буду себя оправдывать, что это не я не сделал для народа, это вы сами сделали так, что для народа мы ничего не сделаем.

Источник: http://zasekin.ru/edition/politika/22613