Решение самарского прокурора Маврина — это «быдлятина» | Компромат Самара

Решение самарского прокурора Маврина — это «быдлятина»

17 апреля 2015, 08:52

Районная самарская прокуратура (в лице заместителя прокурора Кировского района Н.П. Маврина) отказалась возбуждать дело об административном правонарушении по заявлению главного режиссера Самарского театра драмы им. М. Горького и исполнителю роли Архиерея в фильме «Левиафан» Валерия Гришко в отношении депутата областной думы Дмитрия Сивиркина.

16 января 2015 года на губернском портале самара.ру депутат Сивиркин разместил статью «Практическая польза Шарли», где в нелицеприятных выражениях высказался об актере и режиссере Валерии Гришко. Вероятно, раз самарские прокуроры не усматривают состава административного правонарушения в «рецензии» депутата Сивиркина, мы можем с полным правом процитировать кусок из обращения в прокуратуру Валерия Гришко, где он приводит примеры из текста: «Давая оценку мне как актеру, снявшемуся в фильме «Левиафан», а также как деятелю искусства в целом, депутат Сивиркин Д.В. позволил себе публично применить в отношении меня недопустимые сравнительные словосочетания и оскорбляющие и порочащие определения моей личности, а именно: «жиденько обкакает», «не шибко грамотный», «беспринципный», «не очень любящий свою родину совок», «быдлятина».

Не просто «быдлятина», а «быдлятина как таковая»

Районная прокуратура написала в постановлении об отказе следующее: «Анализ текста статьи показал, что он не содержит каких-либо неприличных выражений, то есть выражений в циничной форме, глубоко противоречащих правилам поведения, принятым в обществе, противоречащих установленным нормам общения между людьми (например, в виде ругательств или нецензурных прозвищ). Так, весь текст статьи исполнен словами литературными, определения которых содержатся в словарях русского языка. Кроме того, одно из особо отмеченных в обращении выражений статьи «этакой быдлятины» само по себе не является неприличным, свидетельствует лишь о приблизительном к слову «быдлятина» определении, делает его условным, а не говорит о нем как таковом».

Это выдержанное в духе «Критики чистого разума» утверждение не вполне соответствует действительности, поскольку, например, «быдлятина» содержится далеко не в каждом словаре русского языка — скорее, наоборот, а в тех, в каких содержится, как правило, есть также весь спектр производных от главных четырех русских корней.

Например, в толковом словаре Н. Ушакова «быдлятина» — это синоним к слову «быдло», которое словарь толкует так: «(бранное) О тупых безвольных людях, покорных насилию. В устах помещиков-крепостников — презрительное обозначение крестьянской массы как безвольного, бессловесного и покорного стада, опекаемого помещиком». Другие словари — энциклопедический, толковый, упомянутый в определении Ожегова — тоже снабжают слово пометами «презрительное», «сниженное».

Валерий Гришко, который планирует идти дальше в поисках справедливости, ждет судебного заседания, назначенного на 20 апреля.

Прокуратура с лингвистическим уклоном

Несмотря на то, что прокуратура не нашла состава административного правонарушения, у человека, считающего себя оскорбленным, сохраняется возможность обратиться в другие инстанции. «Для защиты чести и достоинства в правовой системе есть несколько срезов, — объясняет адвокат Елена Чернова, — уголовный (клевета — распространение заведомо ложных, порочащих человека сведений), административный — оскорбление (унижение человеческого достоинства в неприличной форме) и гражданско-правовой срез, 152 статья о защите чести и достоинства деловой репутации, где говорится и о ложных сведениях, и об оскорблении. То есть существуют три степени ответственности за похожие нарушения разной глубины, поэтому человек имеет право обратиться сразу во все три инстанции. То, что нет одного состава — например, административного, — не исключает защиты чести и достоинства в суде».

Елена Чернова комментирует отказ прокуратуры: «Оскорбление — это унижение человеческого достоинства в неприличной форме, которое является административным правонарушением. В отказе прокуратура пишет, что унижение человеческого достоинства произошло в приличной форме, поэтому они не усматривают состава административного правонарушения. Разница вот какая: если кто-то напишет, что Вася … (созвучно «кайло». —Ред.), то это статья 5.16 КОАПа — унижение, высказанное в неприличной форме, а если напишут, что Вася подлец, это уже 152 статья ГК — тоже унижение его человеческого достоинства, но выраженное в приличной форме».

Однако в этом постановлении об отказе, по словам юриста, интересно другое: «Прокуратура без привлечения лингвистической экспертизы сделала вывод о приличности формы, то есть прокурор еще и лингвист и может определить рамки приличия на глаз. Мало того, они этим стараются помочь депутату заранее в суде, пытаясь подвести все то, что он сказал, под категорию мнения, оказывают давление на будущий суд. Но свобода человека заканчивается там, где начинается свобода другого, поэтому мнение не должно выражаться в оскорбительной для человека форме».

«Честь и достоинство надо защищать»

Валерий Гришко настроен обжаловать это решение вплоть до Генеральной прокуратуры: «Одно дело — местные взаимоотношения, а другое — Генеральная прокуратура, которой нет дела ни до каких депутатов сивиркиных, может, там это будет по-другому рассмотрено. Я сыграл много ролей в кино, у меня около сорока фильмов, фильмы знаковые, серьезные. Кроме того, у меня отец фронтовик, и когда мне говорят, что я не люблю Родину, обкакиваю свою страну, что я быдлятина, я напоминаю, что у меня два высших образования, я 12 лет работал в Германии, руководил немецким театром. Я не собираюсь прощать такие вещи. Есть понятия чести и достоинства, которые человек обязан защищать, если на них покушаются».

Теперь, по словам Валерия, остается дождаться решения суда: «Если наш самый гуманный суд скажет, что господин Сивиркин во всем прав и имеет право так высказываться, то это тоже результат, причем не менее сильный, чем если ему присудят штраф за оскорбление чести и достоинства. Таким образом они констатируют, что у нас депутату можно оскорбить любого человека, и ему за это ничего не будет». Валерий говорит, что согласился на эту роль сознательно, и когда ему звонят коллеги и спрашивают: «Тебя, наверное, втемную использовали, ты же не знал, кого играешь?» — он им отвечает: «Нет, господа, я прекрасно знал, кого играю, потому что такие архиереи, как мой герой в фильме, есть, и я сознательно играл историю двуличного человека, который работает на героя Мадянова, мэра города. Это срастание церковной и светской власти, и такое мы наблюдаем и в жизни».

Источник: http://www.novayagazeta.ru