Почему Самара достойна звания «Город трудовой славы» | Компромат Самара

Почему Самара достойна звания «Город трудовой славы»

14 апреля 2015, 11:00

Чтобы помнили

Городами воинской славы стали недавно Феодосия, Грозный, Петрозаводск, Гатчина и Старая Русса. «За мужество, стойкость и массовый героизм…» — написано в официальном документе.

В Куйбышеве не было боевых действий. Но здесь тыл стал фронтом: руками куйбышевцев и сотен тысяч эвакуированных в годы войны были построены заводы, институты, больницы, детские учреждения… И сегодня важно увековечить их самоотверженный созидательный труд, их вклад в Победу над фашизмом. Важно это, в первую очередь, для нас, и будущих поколений. Чтобы помнили. Чтобы знали, что Самара — это город трудовой славы.

Создали двигатели из ткани

А работали тогда круглосуточно: вкалывали, что называется, по-черному — и жители Куйбышева, и жители области, и эвакуированные, и заключенные. Все вместе они совершили настоящий трудовой подвиг.

Городу было тяжело, куйбышевцам пришлось уплотняться, чтобы пустить в квартиры беженцев, помогать эвакуированным. После блокады сюда привезли истощенных детей, которые поднимали на ноги всем миром. В Куйбышев из столицы были переведены редакции «Известий», «Правды» и других газет, информагентства и радио. В 1941 г. здесь взялись за проектирование мощной радиостанции, которую в 1943-м построили в Новосемейкине, и она вещала на всю страну.

«Если так можно сказать, город обеспечивал социально-хозяйственную сторону войны, — рассуждает главный специалист филиала российского государственного архива научно-технической документации Л.Е. Антонова. — В то же время город строился и развивался. Странно это говорить, но именно война стала «катализатором» масштабного развития и транспорта, и техники, и социальной сферы.

Раздел выставки «Наука» рассказывает о появлении в Куйбышеве научных организаций. В годы войны здесь был создан авиационный институт, а также будущий «Гипровостокнефть», который начал работать специально для проектирования и разработки нефтяных месторождений.  В городе построили НПЗ на котором начали перерабатывать нефть, добываемую в области,  а наш регион  стали называть «Вторым Баку».

Сюда эвакуировали и институт авиационных материалов, который занимался научными разработками и реальными испытаниями. Взрывали, стреляли, опытным путем получали и производили продукцию, нужную фронту. Тем самым институт оказывал неоценимую помощь заводам. Здесь произвели много нового стекла для самолетов и фибровые бензобаки.

«Фибра — это такая плотная ткань, — объясняет Людмила Евгеньевна. — Фибровые бензобаки значительно облегчали конструкцию самолета, а также давали возможность экономить металл. Все это отражено в предоставленных нам документах по испытанию фибровых бензобаков. Оказалось, что они прекрасно держат топливо, не растворяются от бензина. Прямо с институтских испытаний самолеты улетали на фронт».

«Вам не отбрехнуться!»

Безымянка в годы войны стала промышленной. Чтобы связать между собой как можно больше территорий, сюда проложили троллейбусные линии. До этого в Куйбышеве были только трамваи. Решение горисполкома об организации троллейбусного движения принято 29 января 1942 года. В документах указаны маршруты. Первый соединил площадь Революции и железнодорожный вокзал.

«В войну в провинциальном городе появилась реальная почва для развития и промышленности, и науки, и образования, и медицины, — рассказывает Антонова. — Пословица «не было бы счастья, да несчастье помогло» в данном случае и впрямь бьет не в бровь, а в глаз».

Впервые в Самаре выставлено письмо Сталина, написанное от руки. Верховный главнокомандующий не деликатничает. Он пишет эмоционально, запальчиво и, можно сказать, прямо угрожает директору завода № 18 М.Б.Шенкману и директору завода №1 А.Т.Третьякову: «Вы подвели страну и нашу Красную армию. Вы не изволите до сих пор выпускать Ил-2. Самолеты Ил-2 нужны нашей красной Армии теперь, как воздух, как хлеб. Шенкман дает по одному Ил- 2 в день, а Третьяков дает МиГ3 по одной, по две штуки. Это насмешка над страной, над красной Армией. Нам нужны не МиГи, а Ил-2. Если 18 завод думает отбрехнуться от страны, делая по одному Ил-2 в день, то жестоко ошибается и понесет за это кару. Прошу вас не выводить правительство из терпения и требую, чтобы выпускали больше Илов. Предупреждаю в последний раз».

Ну, как тут было не взяться за ударный труд! То, что до сих пор наш город — один из самых развитых по «оборонке», ни для кого не секрет.

Война — это всегда человеческие жертвы и раненые. И суровое время потребовало, чтобы в Куйбышеве появился большой военный госпиталь. Впервые в городе стали использовать такой метод как реабилитация. Больных и раненых военных направляли сюда для восстановления. Здоровью фронтовиков уделяли большое внимание, а значит, развивалась медицина, обучались специалисты.

В связи с тем, что город вырос почти в два раза, и людей стало намного больше, возникло много заболеваний. Пришлось нашим ученым-медикам с этим бороться. Чтобы не допустить распространения заболеваний — брюшного тифа, малярии и даже холеры — работали упорно, понимая ответственность.

«Российский госархив передал нам очень интересный отчет о состоянии по борьбе с глазными заболеваниями. Медики делали большое количество операций. Очень известна была сотрудница нашего мединститута Макиенко, которая занималась реабилитацией и восстановлением больных с ранением лица. Организовала кафедру челюстно-лицевой хирургии. В Самаре зародилось такое направление, без которого немыслима сейчас медицина».

Бригады «малышек» работали на Победу

Архивные свидетельства заставляют заново оценить культурную, бытовую, политическую стороны жизни военного Куйбышева. Совсем по-другому воспринимаешь выпуск газеты «Правда» от 8 ноября 1941 года, узнав, что эти четыре пожелтевших листочка лежали у кого-то из куйбышевцев дома с того самого дня. С того 8 ноября 41-го, когда одновременно прошли два парада — в Москве и Куйбышеве, когда в минус 28 прямо с площади отправлялись люди на фронт.

«Парад в Куйбышеве отличался от столичного, — говорит Л.Е. Антонова. — В нашем городе он длился полтора часа, тогда как в Москве 45 минут. В Москве не было пролета авиации, а у нас 600 самолетов пролетели над площадью Куйбышева, причем несколько раз. Сразу после мероприятия экипажи отправились на фронт».

Почти все мужчины ушли на фронт. На предприятиях работали в основном женщины и дети 13-15 лет. Были созданы бригады школьников — их называли «малышки». Самые свои «золотые» годы они отработали вместе со взрослыми в тяжелейших условиях.

«Читаешь документы и поражаешься, какое внимание уделяли беспризорным, многодетным семьям, детям погибших, — продолжает Л.Е.Антонова. — Детям выделяли специальное питание, одежду, многодетным семьям ткань для пошива одежды. Все документы говорят о том, что дети всегда были на первом месте. Вот фото видно, что одеты просто, но все вещи добротные. Моя мама в годы войны была в детском доме, рассказывала, как к ним привозили детей из Ленинграда, очень истощенных и слабых. И хотя сами куйбышевские мальчишки и девчонки были не крепышами, но питерских носили подмышками по двое. У питерцев была полная дистрофия, не работали мышцы, руки-ноги. Их откармливали, обихаживали и возвращали к жизни. Еще помню из маминых рассказов, как их, 15-16-летних выпускников детского дома, отправляли работать на сахарный завод. Так что и продовольствием солдат обеспечивали детские руки. Надо отдать должное, что помимо работы, для детей постарались и развлечения создать. В 1943 году в Куйбышеве  возобновили работу  ТЮЗ и Дворец пионеров».

«Если 18-й завод думает отбрехнуться от страны, делая по одному Ил-2 в день, то жестоко ошибается и понесет за это кару. Прошу вас не выводить правительство из терпения и требую, чтобы выпускали больше Илов», — написал И.В. Сталин

Источник: http://www.vninform.ru